HisDoc.ru - История в документах России - старинные бумаги, фотографии, открытки, письма
История России в документах

Аптечное предприятие Феррейнов.

В 1581 году англичанин Дж. Тренч, присланный британской королевой Елизаветой по просьбе Ивана Грозного для нужд двора, открыл в Москве самую первую аптеку для царской семьи. Позже, при первом царе из династии Романовых, аптекой могло пользоваться царское окружение.

При Алексее Михайловиче, отце Петра I, в 1672 году открывается вторая аптека в новом гостином дворе на Ильинке, теперь уже для всех сословий. Для упорядочения и развития фармацевтической деятельности в конце XVII века в Москве был учрежден Аптекарский приказ.

Распространившиеся по всей России многочисленные зелейные и москательные лавки, свободно и бесконтрольно торговавшие разного рода травами и отварами (зельем), специальным постановлением Аптекарского приказа с 1699 года начинают закрываться. Поводом для такого решительного шага послужила смерть видного боярина П. П. Салтыкова, наступившая после приема купленных в зелейном ряду лекарств. Тем же указом предписывалось учреждение нескольких частных аптек, а также расширялись функции и деятельность Главной аптеки на Красной площади.

Правление товарищества В.К. Феррейн, Москва, контр-марка, 15 копеек, 1918 год.

Открытие первых частных аптек растянулось на целых 12 лет. Более 300 лет назад, 22 ноября 1701 г., указом Петра I было дано разрешение на открытие первых вольных (частных) аптек в Москве. Таких аптек поначалу было в городе лишь восемь. Первую грамоту получил "вольный" аптекарь Иоганн Готфрид Грегориус, которого лично знал царь. Он основал собственную аптеку в Ново-Немецкой слободе. По его аптеке был назван переулок. Это название сохранилось до сих пор: москвичи знают Аптекарский переулок недалеко от станции метро "Бауманская".

Вторая льготная грамота на открытие частной аптеки в начале Мясницкой улицы была дана Даниилу Гурчину. Эта аптека и сегодня значится под номером 1 (Один). О происхождении и жизни Даниила Гурчина история донесла до нас скудные сведения. Есть лишь некоторые документы, на основе которых можно предположить, что он был поляком. После Гурчина аптека поступила во владение Т.Мейера, который потом был уличен в различных злоупотреблениях и лишен права управлять аптекой. От него аптека перешла к Г.Танненбергу. Потом аптекой управлял Д.И.Лютэ, а с 25 апреля 1773 г. - фармацевт Готлиб Гильденрандт, который, став профессором фармакологии Московского университета, передал ее А.Ландграфу.

В фондах Мосгорархива сохранились документы, рассказывающие о последующей продаже частной аптеки содержателю Ново-Полянской аптеки, располагавшейся в якиманской городской части, на углу Большой Полянки и Ордынки (ее и сейчас можно найти на прежнем месте). Читаем: "Собственная аптека по найму Городской части 1-го квартала близ Старо-Никольских ворот в доме Калязинского подворья продана титулярным советником Андреем Богдановичем Ландграфом аптекарю Карлу Феррейну 23 марта 1832 года".

В июне 1832 г. аптека Феррейна переместилась в дом титулярного советника В.П.Давыдова на Никольской улице .

Правление товарищества В.К. Феррейн в Москве, контр-марка, 50 копеек, 1918 год.

В бумагах, датированных 1844 г., аптека К.Феррейна упоминается как Старо-Никольская. Это закрепившееся на долгие годы название аптека получила, видимо, от монастыря Николы Cтарого, который находился в начале Никольской улицы.

В марте 1862 г. Карл Иванович, к тому времени уже почетный гражданин Москвы, перевел свою аптеку на другую сторону Никольской улицы, в дом, приобретенный у купца К.К.Шильбаха (на месте этого дома сейчас находится московская аптека №1).

Расцвет предприятия пришелся на период, когда оно после смерти в 1887 году Карла Феррейна перешло к его сыну Владимиру. К началу ХХ века Владимир Карлович превратил аптеку своего родителя вместе с некоторыми другими, также принадлежащими семье, а также всеми фармацевтическими и химико-бактериологическими лабораториями, складами, мастерскими и фабрикой в паевое "Товарищество В. К. Феррейнъ" с весьма внушительным оборотным капиталом (примерно 3 миллиона золотых рублей).

При аптеке были организованы склады и специальные лаборатории. Гистолого-бактериологическая, химико-аналитическая и химическая лаборатории завоевали доверие врачей, различных специалистов и всего московского населения. Здесь проводились бактериологические, гистологические, урологические, гастроэнтерологические, гематологические исследования, вскрытия, бальзамирования, проводились анализы почвы, пищевых продуктов, воды, продукции химической промышленности. В лабораториях велись практические занятия по различным фармацевтическим дисциплинам, готовились новые кадры для фармации. Многие из учеников и работников Феррейнов стали магистрами фармации и в своей дальнейшей деятельности способствовали развитию этой науки.

В этот же период аптечная продукция предприятия была представлена на нескольких Всероссийских выставках, где удостоилась высшей награды империи за качество - Орла, с указанием года его получения.

На рубеже веков в товариществе Феррейна были разработаны и сформулированы жесткие правила по делопроизводству и управлению разными его звеньями, определены требования к персоналу аптек, а также к его профессиональной подготовке и обучению. Головной аптекой товарищества, например, мог управлять фармацевт не моложе 25 лет, получивший высшую аптекарскую степень магистра фармации. Остальной аптекарский персонал состоял из аптекарей-магистров, провизоров, аптекарских помощников и учеников. Последние при поступлении в ученичество обязаны были представить свидетельство о четырехклассном курсе гимназии или аттестат зрелости (после полного гимназического курса). Отработав учениками в аптеке четыре года (с аттестатом только два) испытательного срока, они сдавали экзамены, чтобы получить низшее фармацевтическое звание аптекарского помощника. Чтобы стать провизором, аптекарскому помощнику полагалось, отработав в аптеке еще три года, и затем прослушать затем полный университетский фармацевтический курс. Высшая степень - магистр фармации, присваивалась только провизору, выдержавшему соответствующий университетский экзамен и защитившему диссертацию.

Товарищество В.К. Феррейн, письмо Всероссийскому Городскому Союзу помощи больным и раненым воинам, Москва, 28 апреля 1919 года.

К концу XIX в. аптеке и лаборатории стало тесно в старых помещениях. Поэтому здание опять перестроили, и оно приобрело знакомый нам вид с четырьмя статуями на фасаде, изображающими богиню Гигию, кормящую из чаши змею, и замечательной башенкой - печной трубой. Кстати, в башне долгое время находились часы с большим циферблатом, установленные Феррейном специально для нужд города. Новая аптека была задумана как пятиэтажная, но, судя по архивным материалам, архитектору Шапошникову пришлось изменить проект и соорудить лишь четыре этажа этого дома.

Старо-Никольская аптека Феррейнов была самой крупной в Европе. В великолепных залах аптеки с золочеными вазами, дубовыми резными шкафами, мраморными лестницами, канделябрами и статуями можно было встретить посетителя в роскошной шубе, приехавшего в собственном экипаже, и простолюдина, даму в изысканном туалете и мастерового. Накануне религиозных праздников в аптеке собирали пожертвования для малоимущих и детских приютов. Владимир Карлович был председателем Московского фармацевтического общества и Пенсионно-вспомогательной кассы на пособие инвалидам, вдовам и сиротам фармацевтов.

Москвичи любили аптеку Феррейнов. Со временем она обросла легендами, в которых вымысел тесно переплелся с правдой. Вот что рассказывали старожилы о том медведе, чучело которого стояло при входе на второй этаж. В народе издавна считалось, что лекарство, приготовленное на медвежьем сале, особенно целительно и полезно. В шутку ли, всерьез ли Владимир Карлович завел при своей аптеке живого медведя. Где он его содержал, теперь трудно сказать. Но места, судя по всему, было достаточно, ведь при аптеке и складах были даже конюшни с лошадьми для развоза заказных лекарств. Так вот, делая рекламу своим лекарствам на медвежьем жире, он приказывал водить косолапого каждый день на водопой к фонтану городского водоразбора на Лубянской площади. Церемонию эту сопровождало всеобщее ликование толпы. Открытый показ доступности медвежьих жиров фармацевтам приносил несомненный успех делу.

Помимо работы в Старо-Никольской аптеке, Феррейны организовали оптовую торговлю при фармацевтической фабрике в московском Кривоколенном переулке, розничную продажу товаров в своих аптекарских магазинах (аптечными, косметическими, парфюмерными, фотографическими и др. товарами). В Подольском уезде Московской губернии (сейчас это городской район Бутово) и в Крыму у них были плантации лекарственных трав, в г. Мологе Ярославской губернии - химическая фабрика, а в деревне Нижние Котлы (ныне район метро "Нагатинская") - крупный фармацевтический завод. Во время Первой мировой войны, когда ощущался острый дефицит лекарственных средств, предприятие выпускало около 300 наименований препаратов.

Магистр фармации с 1869 г., действительный тайный советник, купец первой гильдии, В.К.Феррейн работал еще и в городском Обществе попечения неимущих и нуждающихся в защите детей, а также в Московском Совете детских приютов. Жертвовали Феррейны и значительные средства на городские нужды. За свой труд на благо общества они обрели различные государственные награды. Владимир Карлович и его сын Александр Владимирович были членами Императорского общества акклиматизации растений и животных. Поэтому много сил и средств они отдавали развитию своего Ботанического сада в Бутово и Городского зоологического сада на Пресне. Для пресненского сада в конце XIX в. построили красивые входные ворота из красного камня и дом Бактериологической сельскохозяйственной станции с Музеем флористики в одном из залов. Ворота потом подарили городу, но во время революции их, не задумываясь, снесли. Бактериологическую станцию разорили.

В 1917 году вся семья Феррейнов покинула Россию.


Документы